Украинская ловушка для Запада

Страны Запада вынуждены нести на себе все издержки по поддержанию украинского режима, чтобы «сохранить» лицо.

Риторика на украинскую тему с 2014 года заполонила информационное пространство гигабайтами текстов, графиков, фото, видео, рассуждений, оценок и иных видов информации о событиях, их анализе и прогнозах развития ситуации.

Вместе с тем, если опустить весь т.н. «информационный шум», то ключевыми вопросами в рассмотрении украинской тематики являются посылы: «кто непосредственно выиграл?» (получил экономико-финансовые дивиденды) и «кто проиграл?» (понёс потери) от данного конфликта.

Традиционно под «валом» информационного давления сформировалось мнение, что экономические потери понесла российская сторона, однако для объективности оценки результатов Майдана-2014 обратимся к национальной украинской статистике и посмотрим на динамику основных показателей, характеризующих состояние экономики Украины (а значит, внутренних рынков), и её взаимодействие с ключевыми деловыми странами-партнёрами, а также взглянем на ряд событий из недалёкого прошлого.

Так, согласно Государственной службе статистики Украины, динамика социально-экономических процессов в период с III квартала 2012-го по I квартал 2016 года носила отрицательный характер, иными словами, экономика Украины стала показывать падение ещё до т.н. Майдана и «украинского кризиса» — боевых действий на востоке страны (см. ниже График № 1).

Динамика реального ВВП Украины

(График № 1, в % к соответствующему кварталу предыдущего года)

С падением реального ВВП, как это и положено по законам экономики, произошёл скачок уровня безработицы, что сформировало предпосылки к негативным социальным процессам (2014 г. в том числе, График № 2).

Уровень безработицы

(График № 2, в % к экономически активному населению в возрасте от 17 до 70 лет)

С началом политического кризиса на Украине произошёл резкий спад уровня прямых иностранных инвестиций (График № 3). С 01.01.2014 г. по 31.12.2016 г. объем ПИИ упал на 30%, что во многом должно объясняться снижением инвестиционной привлекательности на фоне роста страновой нестабильности.

Вместе с тем, если посмотреть структуру ПИИ по странам-инвесторам, то проявляется весьма интересная тенденция.

В период с 01.01.2014 г. по 31.12.2016 г. уровень ПИИ всех стран ЕС резко снижался (График № 4). Если рассматривать традиционных инвесторов по их объёмам, то Кипр снизил объём ПИИ на 45,3% (доля Кипра в общем объёме ПИИ наиболее высокая — 33%); Нидерланды снизили объём ПИИ на 36,1% (доля в общем объёме ПИИ — 16,5%); ФРГ — минус 44,8% (доля — 5,41%.); Великобритания уменьшила инвестиции на 26,1% (доля — 5,15%); Австрия – минус 45% (доля — 4,3%); Британские Виргинские острова — минус 22,4% (доля — 4,23%); США — минус 25,2% (доля — 1,74%).

Структура ПИИ в Украину по странам на 2014 г.

Одновременно на фоне резкого снижения инвестиций европейских стран Российская Федерация, несмотря на имевшие место противоречия, увеличила ПИИ в Украину на 23,4% с 3525,9 до 4348,9 млн долларов США, и в общем объёме ПИИ доля РФ выросла с 6,56 до 11,55% (График № 4).

Для сравнения ПИИ Беларуси в Украину снизились на 33,2%, но их доля незначительная — только 0,085% от общего объёма ПИИ (48,2-32,2 млн долларов в 2014-м и 2016 году соответственно).

При этом следует понимать, что такие страны в статистике, как Кипр, Нидерланды, Британские Виргинские острова (занимают ключевые доли, см. выше) следует рассматривать как т.н. «налоговые гавани для украинского бизнеса» — т.е. это фактически поток денежных средств, ранее выведенный владельцами украинских бизнес-структур с Украины и вновь вложенный в свои украинские проекты — только от лица иностранных оффшорных организаций.

В качестве примера можно оценить объёмы ПИИ самой Украины в другие страны (6,7–6,3 млрд долларов США). Из статистики видно, что основная доля приходится на Кипр — 88,4-93,5% (т.е. вывод денежных средств в оффшорную зону).

В то же время падение ПИИ в Украину со стороны ключевых европейских стран (ФРГ, Великобритания, Франция, см. выше) фактически означает отток капитала и потери для последних.

В части оценки внешнеторговых операций рассмотрим нижеприведённый график, из которого видно, что объём экспорта-импорта в 2014-2016 гг. резко снизился (2015-2016 гг. рассчитаны Государственной службой статистики Украиныбез учёта Крыма, Донецкой и Луганской областей). Примечательно, что без указанных регионов Украины объёмы товарооборота с внешним миром упали на 43% по сравнению с 2013 годом (т.е. именно они давали Украине почти половину внешнеторгового оборота).

При этом, несмотря на имеющиеся противоречия, основной объём экспорта с Украины направлялся по-прежнему в Российскую Федерацию — 31,8% и 31,4% (2014-й и 2016 год соответственно). В натуральных величинах снижение объёмов составило только 460 млн долларов — с 3 537 813,3 до 3 077 441,79 тыс. долларов США, что на фоне имеющих место противоречий можно считать несущественными потерями внешнеторговых операций. Украина, в свою очередь, потеряла по экспорту в Беларусь только 12 млн долларов США — с 101 175,7 до 89 112,34 тыс. долларов США.

В части оценки импорта (т.е. поставок продукции на рынок Украины), то здесь надо констатировать снижение лидирующей позиции Российской Федерации и замену её на США.

Объём российских товаров и услуг на рынок Украины с 2014-го по 2016 год упал в 1,77 раза (с 885 789 до 499 904 тыс. долларов США). В свою очередь, США увеличили объёмы поставок в 1,35 раза (с 511624,3 до 693 629 тыс. долларов США).

Падение объёмов поставок Беларуси на Украину составили 2,4 раза (с 183 688,7 до 76 078,9 тыс. долларов США).

При этом совокупное снижение импорта на Украину с 2014-го по 2016 год составило 16,4%, т.е. несоизмеримо с падением объёмов РФ и РБ в Украину.

Данная статистика в очередной раз подтверждает тезис о том, что для западных корпораций наиболее приоритетным при реализации «политики управляемых кризисов» является захват рынков сбыта и вытеснения с них конкурентов.

Вместе с тем следует констатировать факт, что «спецоперация «Украина» для стран Запада стала своеобразной ловушкой и провалом на стратегическом уровне в связи с недостижением последними (в первую очередь англосаксонским миром) ключевой исторической цели-мечты — захвата Крыма и восточных регионов Украины (границы с РФ).

Потеря Крыма для Запада — это поражение ключевой стратегии кабинета президентов США Джорджа Буша и Барака Обамы, ориентированной на создание условий для подрыва традиционного баланса сил на рынках нефти и газа (другими словами, обвала цен и вытеснения России с европейского энергетического рынка) путём создания альтернативных, подконтрольных путей поставки нефти и газа из Каспийского региона (проект «Белый поток»).

Справка

Именно для целей проекта «Белый поток» в 2008 году была предпринята попытка «объединения» Грузии с Южной Осетией и Абхазией (в последующем планировалось) — для устранения условий, препятствующих вступлению в НАТО (у страны-претендента не должно быть территориальных споров со странами-соседями). Трубопровод должен был пролегать от Каспия через Грузию — Чёрное море — Крым — страны ЕС.

Корпорации при реализации «грандиозных проектов» зарабатывают в первую очередь на спекуляции виртуальными ценностями в виде выпуска ничем не обеспеченных акций компаний, которые якобы в будущем призваны осуществлять и управлять энергетическими проектами, подобными «Белому потоку». Для привлечения инвесторов (покупателей акций) проводятся соответствующие мероприятия (road show, другими словами, операции по принципу «обмани меня, если сможешь»). От инициаторов требуется успешность и результаты. Провалы означают отток капитала с проектов, обвал спекулятивных цен на акции таких компаний и потерю репутации.

«Белый поток» не стал исключением. Его продвижение началось с 2003 года, что во многом объясняло самоцели череды т.н. «бархатных революций» (Грузия — «революция роз», Украина — «оранжевая революция»).

Провал в Грузии в 2008 году заставил политический истеблишмент стран Запада сосредоточиться на Украине, в том числе с целью оправдания перед своими «хозяевами» (энергетическими корпорациями) за неспособность обеспечить реализацию их стратегических замыслов.

Постоянные срывы и пролонгация «заявленных результатов» только обостряли отношения между т.н. «менеджерами» и их «заказчиками», что вело к агрессивности поведения и, как результат, реализации грубого, уже не «бархатного» проекта под названием Майдан-2014.

Такой уровень «агрессивности» во многом связан с безысходным положением т.н. «менеджеров», когда последние взяли деньги, а отдачи не принесли, желаемых целей не достигли (не обеспечили создание альтернативных каналов поставки нефти и газа из Каспийского региона и Ирана — контроль рынка газа), а отчитываться перед «хозяевами» надо.

Как известно, «деньги любят тишину», а современный «беловоротничковый» капитал любит изящную работу. То, что произошло на Украине, — «кровь, грязь, чернота» — это фактически провал «красивой дипломатии» (провал тактики «бархатных революций»). Работать в последующем в такой среде могут лишь «стервятники» и «джентльмены удачи» (западные Остапы Бендеры, Шуры Балагановы, Паниковские — Украина таких персонажей уже переживала).

В настоящее время страны Запада вынуждены нести на себе все издержки по поддержанию украинского режима, чтобы сохранить лицо.

Для них украинский проект стал обузой, особенно после успешных результатов военной операции России в Сирии, так как перестал играть важную роль в стратегической игре центров силы.

США на глобальном уровне уже давно отказались от украинского проекта, и на нём пытаются заработать лишь тактические (мелкие) игроки.

США готовы отдать Украину кому угодно, лишь бы избавиться, но одновременно не отдать России, так как это означало бы тотальную потерю международного политического статуса для американского и европейского истеблишмента. Поэтому на украинский рынок так легко заходит Китай.

Из официальной статистики видно (см. выше), что основной отток капитала с Украины идёт на Кипр, притом уровень переводов не изменился, т.е. олигархическая верхушка как обворовывала народ и выводила средства за границу, так и продолжила это делать, только теперь за счёт западных доноров.

При этом зачастую средства, направляемые от МВФ, Всемирного банка и иных западных финансовых структур, «распиливались» и уходили на счета офшорных компаний в течение одного банковского дня.

Западные корпорации и надгосударственные структуры, которые привыкли к «честности» финансов и строгой отчётности, вынуждены признавать, что на Украине сложно вести реформы, сложно менять страну, т.к. средства, выделяемые на данные цели, расхищаются. Нет последовательности и честности в действиях политиков.

В таких условиях Запад вынужден прикрывать свои промахи и потери на Украине активной информационной кампаний о том, что они «молодцы», а Россия — «лузеры».

Запад вынужден признавать, что ему не удалось «оторвать» Украину от РФ.

Это во многом связано с тем, что методы воздействия деструктивных западных структур зачастую не учитывают важность такого понятия, как социум. Согласно современным социологическим подходам, социум рассматривается как единый живой организм, имеющий склонность «заражаться», «болеть» и «выздоравливать».

«Заражение» социума, которое обычно выражается в революциях, гражданских войнах, бандитизме, национализме, нацизме, фашизме, резком увеличении уровня насилия одних граждан над другими, завершается процессами самовыздоровления — стабильности, единения, согласия и т.д.

Именно социум выбирает себе путь выздоровления и очищения, и для этих целей он же сам ищет и находит новых лидеров и тем самым отвечает на основной философский вопрос — место человека в истории.

Причины самовыздоровления и очищения социума, выбора новых лидеров до сих пор до конца не изучены.

Украина, как наша страна-соседка и братская страна, не раз за свою историю переживала этапы «заболевания» и «выздоровления».

Настоящее её состояние, как бы кто ни пытался его «осветить» и «восхвалить», при всей субъективности и ангажированности мнений назвать «выздоровлением» очень сложно, так как Украине и её народу присущи все симптомы больного организма: внутренние междоусобицы, ультранационализм, нацизм, фашизм, жёсткий социальный раздрай и т.д. и т.п.

Безусловно, бремя ответственности за текущее «заболевание» Украины лежит и на России, и на Беларуси за то, что не уберегли «сестру» от «пагубного пути и соблазнов».

В настоящее время требуется не фиксировать симптомы и «внешние последствия болезни», а вырабатывать совместные методы лечения.

Требуется создание общей площадки в виде некоего Союзного института по выработке стратегических решений, т.н. альтернативных путей развития постсоветского пространства — альтернативных, предлагаемых «мозговыми центрами» Запада.

В настоящее время Россия и Беларусь, надо признать, проигрывают на данном направлении, так как не имеют чёткого понимания, чего они хотят в среднесрочной и долгосрочной перспективе от Украины, в связи с чем вынужденно занимают не активную, а ведомую (Западом) позицию в данном регионе.

Наверное, многие согласятся, что украинское общество в настоящее время устало от представлений кукольного театра политических шутов, оно жаждет стабильности, предсказуемости и сильной, независимой власти.

Текущие политики, как бы они этого ни хотели, не могут удовлетворить формируемую потребность украинского народа в сильной власти (заметьте, не силовой, а сильной).

Нынешняя власть является по своей сути псевдовластью, не исполняющей основных чаяний украинских народных масс.

То, что мы видим по каналам СМИ и в соцсетях, — это не голос украинского народа. Последний, имея сильный характер и богатую историю, должен сам определить и взрастить новых лидеров, истинных патриотов (не националистов, а патриотов), жаждущих блага для своего народа и государства.

 

По материалам СОНАР-2050

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *