Пенсионный протест и игра в поддавки

Рассуждения о том, что КПРФ играет в поддавки, уже стали банальностью. Но говорить об этом нужно, потому как до сих пор этой партии верит довольно много людей и готовы идти за ней в особо острые моменты, в итоге разочаровываясь в идее борьбы за свои права как таковой. Показательна ситуация, которая развернулась этой осенью в Алтайском крае.

Протест на задворках

В Алтайском крае КПРФ является единственной значимой левой (пусть и условно) политической организацией. Поэтому логично, что эта партия стала в Барнауле главным и по сути единственным организатором акций протеста против повышения пенсионного возраста.

В краевой столице прошла серия митингов. Протестовали в так называемых гайд-парках, которые находятся на отшибе, и куда “ссылают” митинговать обычно каких-нибудь навальнистов.

Об этих митингах почти и нечего сказать. Собирали подписи, раздавали партийную газету с огромным ликом Геннадия Андреевича на первой полосе. Со сцены выступали члены КПРФ: молодёжь клеймила позором олигархов и правительство, пожилые женщины сетовали на отсутствие Сталина. В каждой второй речи хвалили свою партию за успехи. Кто виноват, обозначили красочно, но до “что делать”, как обычно, дело не дошло. Сотрясание воздуха длилось около часа, после чего митинг заканчивался, и все расходились по домам. Но последний митинг получился гораздо интереснее, хоть и длился всего минут сорок.

В центре внимания

Прежде всего, последний митинг КПРФ против повышения пенсионного возраста проходил на площади Советов. Это на главной улице у самого здания краевого Правительства, самый центр и одно из самых проходимых мест города, площадь прекрасно просматривается издалека. Это ж какое влияние получила КПРФ, чтобы суметь вынудить власть предоставить им столь лакомое местечко? Последний раз эту площадь согласовывали для проведения протестного митинга в начале 2012 года.

Казалось бы, триумф. Но народу больше не стало. После тесненьких гайд-парков на просторной площади и вовсе визуально казалось, что КПРФ сильно растеряла аудиторию. Программа по сути была та же: жаркие речи о плохом правительстве и олигархате. Но вдруг часть собравшихся начала скандировать: “Слово! Слово!”

Они повторяли это каждый раз, когда заканчивал говорить один спикер, и замолкали, когда начинал говорить следующий.

В какой-то момент лидер местных “коммунистов” Мария Прусакова взяла в руки микрофон и сказала: “Предателям, исключённым из партии, слово не даём!”

Позже выяснилось, что скандировали локомотивщики барнаульского депо и рабочие с “Алтайвагона”. Среди локомотивщиков был политический противник Прусаковой – бывший член партии и глава фракции КПРФ в Алтайском Заксобрании Максим Талдыкин. Очевидно, слова Прусаковой были сказаны в его адрес. Или нужно было, чтобы все так подумали?

VIP-митинг

Нестыковка в том, что инициатором организованного прихода рабочих на митинг был местный марксистский кружок и газета для рабочих “Факел”, а вовсе не Талдыкин. И выступать на сцене должен был представитель этого кружка и газеты Дмитрий Семенин, а вовсе не Талдыкин. Знали ли об этом организаторы митинга? Скорее всего, знали, ведь ранее они сами согласовывали это выступление.

Как утверждает сам Семенин, накануне митинга с ним связались организаторы и сказали, что городская администрация согласилась предоставить КПРФ ту самую лакомую площадь Советов при одном условии – если выступающие не будут критиковать лично главу государства.

Семенин пошёл на этот компромисс, но вскоре ему снова позвонили из КПРФ и сказали, что по решению ЦК на этом митинге будут выступать только члены партии. То есть дело не в присутствии каких-то нежелательных людей, а в том, что КПРФ буквально приватизировали протест против пенсионной реформы. Рабочие всё же пришли на митинг, чтобы потребовать дать им слово, но были фактически названы предателями.

Учитывая такие договорённости с городской администрацией, можно смело говорить о том, что КПРФ не противостоит буржуазной системе, а торгует с ней.

В обмен на слив протеста партия получила красивую площадку для предвыборной агитации. Под занавес митинга Прусакова сказала, что на принятии пенсионного законопроекта их борьба не закончится, и отмена этой грабительской реформы будет одним из пунктов программы КПРФ на федеральных думских выборах.

Победофобия

Слова про думские выборы звучали особенно нелепо, учитывая, что параллельно с протестной кампанией в Алтайском крае шла предвыборная губернаторская кампания, в которой у КПРФ были все шансы победить или, по крайней мере, добиться второго тура.

Постфактум мы знаем, что пенсионная реформа серьёзно уронила рейтинги партии власти, и кандидатам от КПРФ удалось победить сразу в нескольких регионах на губернаторских выборах. В этом списке вполне мог оказаться и Алтайский край. Этот регион традиционно считается “красным поясом”. Здесь довольно сильное протестное голосование, за счёт которого КПРФ показывает хорошие результаты. Например, Грудинин при своём общем результате 11,2% набрал здесь 23,7% – это второй результат по стране после Якутии.

Более того, главный противник “коммунистов” на губернаторских выборах был особенно ослаблен и без пенсионной реформы. Дело в том, что несколькими месяцами ранее ушёл в отставку алтайский губернатор Александр Карлин. Но в качестве ВРИО был назначен не кто-то из местных политиков, а чиновник из Красноярска Виктор Томенко, абсолютно не известный жителям Алтайского края.

Сразу начались разговоры, мол, сейчас будет своих красноярских сюда перевозить у нас тут воровать. Масло в огонь подливали его заявления о том, что кардинальных перемен он делать не будет и по сути продолжит курс предшественника – это в одном из самых депрессивных регионов!

Вишенкой на торте стали вбросы о том, что имя Виктора Томенко фигурирует в тех самых “панамских документах” (правда, достоверно не известно, это действительно он или его полный тёзка).

Казалось бы, дать бой такому противнику можно и нужно, успех возможен. Но КПРФ не просто слили выборы, они вообще отказались в них участвовать. За неимением реальных соперников Томенко, разумеется, победил с большим отрывом.

Официальное объяснение: это бойкот выборам в знак протеста против муниципального фильтра. Фильтр в Алтайском крае действительно один из самых жёстких по стране. Но почему-то в 2014 году, когда победа на губернаторских выборах была куда более призрачной, никакой муниципальный фильтр им не помешал выдвинуть своего кандидата.

В общем, КПРФ была не заинтересована в реальной борьбе против пенсионной реформы.

Более того, она не была заинтересована в том, чтобы использовать протест даже для собственного усиления. Это всего лишь декорации для спектакля, имитирующего политический процесс, и немного торговли. И чем дальше, тем более бутафорской становится эта игра в оппозицию.

Источник : rabkor.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *